Мировые запасы пресной воды

Как известно, человек примерно на четверть состоит из воды. Поэтому качество употребляемой им воды имеет жизненно-важное значение.

На Земле сегодня в части обеспечения населения чистой питьевой водой сложилась трагическая ситуация — более половины людей в мире потребляют непригодную для этих целей воду. По данным ООН ежегодно около 25 миллионов человек во всём мире умирает от болезней, связанных с потреблением загрязнённой воды.

К сожалению, подобные исследования не проводились в России. Но учитывая уровень смертности, заболеваемости (в том числе детской), инвалидности в нашей стране закрывать глаза на имеющиеся экологические проблемы больше нельзя.

Одной из них является низкое качество питьевой воды в подавляющем большинстве российских городов. Часто её характеристики таковы, что употреблять воду из-под крана просто опасно для здоровья.

 

Разумеется речь не идёт о том, что человек, выпив стакан воды из водопровода, тут же умрет от отравления или через неделю скончается от холеры. Опасность «технически улучшенной» воды заключается в высоком содержании токсинов, канцерогенов, тератогенов, мутагенов и патогенных микроорганизмов.

При этом с сожалением приходится констатировать, что опасность нередко кроется не только в плохом качестве исходной воды, взятой из природных источников, но и в технологиях её обработки, вплоть до подачи воды и спуска ее в канализацию.

Не стоит забывать: мало очистить питьевую воду от опасных примесей, для того, чтобы она была безвредна по-настоящему, в ней должен содержаться сбалансированный набор солей и других веществ, обеспечивающих оптимальное функционирование человеческого организма.

Проблема состоит в том, что во многих случаях жители России употребляют воду, более или менее освобождённую от токсинов и патогенных микроорганизмов, но одновременно «освобождённую» от полезных веществ, которые должны постоянно поступать через пищеварительную систему.

Например, в питьевой воде часто недостает йода, кальция, магния. В регионах, где люди употребляют такую воду, наблюдается повышенный уровень сердечных заболеваний, заторможенное умственное развитие у детей, костные заболевания.

Решение проблемы обеспечения населения не просто безвредной, но полноценной по физиологическим качествам питьевой водой в России пока даже не декларируется. Как говорится, не до жиру — быть бы живу, причём в буквальном смысле этого слова.

Россия занимает второе место в мире по объему речных стоков. В стране на каждого человека приходится 27 тысяч кубических метров речной воды, а суммарный годовой сток российских рек составляет около 10 процентов мирового или более 4250 кубических километров при том, что площадь суши составляет 11,4 процентов, а численность населения — 2,4 процента от мировой.

Девяносто процентов годового стока приходится на реки, впадающие в Северный Ледовитый и Тихий океаны, и только 8 процентов рек несут свои воды в Каспийское, Черное и Азовское моря, в бассейнах которых живёт более 60 процентов населения страны и где расположена основная промышленная и сельскохозяйственная база. Здесь водообеспеченность составляет 1,8 кубических метров на душу населения, что в 10-15 раз меньше средне российской.

Значительную часть запасов пресной воды хранят российские озёра: Ладожское, Онежское, Чудское и Байкал, вмещающий 23 тысячи кубических километров самой чистой воды в мире, что превышает половину годового мирового речного стока. Кроме того, у нас в стране создано более 2200 водохранилищ, 327 из которых имеет ёмкость более 10 миллионов кубометров. Суммарный объём водохранилищ составляет более 790 кубических километров.

Если учесть все эти природные и рукотворные богатства, то по ресурсам пресной воды на душу населения мы занимаем шестое место в мире.

В Европе водозабор составляет около 15 процентов годового речного стока, а для отдельных стран он превышает объём стока, формирующегося на их территории. Суммарный годовой водозабор в России составляет объём в пределах 2-х процентов речного стока — около 60-80 кубических километров. Столь большой разброс значений диктуется различием в методах подсчёта разными исследователями.

Примерно 22 кубических километров подаётся через водопроводные системы в населённые пункты, из них 56 процентов, согласно официальным данным, подвергается предварительной очистке. Остальной объём потребляют через собственные водоснабжающие системы промышленные, сельскохозяйственные и другие предприятия.

В среднем на душу населения с учётом всех нужд водозабор составляет около 500 кубометров в год или примерно от 1150 до 1980 литров в сутки. Это в 2-5 раз больше, чем потребляется на хозяйственно-бытовые и коммунальные нужды. В соответствии с данными из других исследований, на непроизводственные нужды уходит одна третья доля общего объёма водопотребления. Среднеевропейское значение водозабора — 700 кубометров на человека в год.

Поглощая гигантские количества пресной воды, мы при этом бездумно загрязняем реки и озёра отходами жизнедеятельности.

Как будто ресурс пресной воды безграничен, мы душим его «в колыбели», безответственно вырубая леса и осушая болота — естественный фильтр, источник и накопитель поверхностных вод. Похоже, что некоторая часть человечества рассчитывает на растапливание айсбергов в не столь отдалённом будущем, но большинство сознательно или безотчётно надеется на подземные воды как на неистощимый ресурс пресной воды.

Действительно, по мере истощения и порчи поверхностных вод, люди всё больше бурят дырок в земле, чтобы добывать критичный для жизнедеятельности ресурс из водоносных горизонтов, в том числе залегающих глубоко, на расстоянии нескольких километров от поверхности земли. В частности, в Европе из природных подземных резервуаров обеспечивается уже три четверти потребности в питьевой воде, в США — более половины. В России около 15 процентов водопотребления осуществляется из подземных источников.

По данным доклада Программы ООН по окружающей среде: «Подземные воды: ресурс, которому угрожает исчезновение», выпущенному в 1997 году, около 97 процентов пресной воды на Земле, обретающейся в жидком состоянии, хранится в подземных водоносных горизонтах.

На основе данных программы ООН по окружающей среде, 1999 г.

Источники Количество, тыс. куб. км Доля, %
Озёра и другие внутриконтинентапьные водоёмы 125,00 0,30
Реки и ручьи 1,25 0,03
Грунтовые воды до горизонта 800 метров 4200,00 11,20
Подземные воды на глубине от 0,8 до 4 км 4200,00 11,20
Ледники и полярные ледяные шапки

 

29000,00 77,30
Итого: 37526,25 тыс. куб. км.

Современная практика показала, что к этому предпоследнему перед ледниками ресурсу животворящей влаги человечество относится столь же легкомысленно, хищнически и недальновидно, как и к поверхностным водам, которых осталось совсем немного, если говорить о годных для безопасного употребления.

У подавляющего большинства жителей России к воде существует легкомысленное отношение, связанное с подаренным им от Бога изобилием рек, озёр и родников. Мы не только безответственно моем свои автомобили на берегах рек и прудов, но и со спокойной душой строим целлюлозно-бумажные комбинаты на берегах таких бесценных природных резервуаров чистейшей воды, как Онежское и Ладожское озёра, а также озеро Байкал.

То, что у обывателя можно назвать недомыслием, у чиновника и предпринимателя следует квалифицировать как преступление.

Согласно данным государственных докладов о состоянии окружающей среды, в России практически не осталось на самом деле чистых рек и озёр.

В лучшем случае некоторые из них названы замечательным наукообразным термином — «условно чистые» как, например, реки на Камчатке. Основная масса поверхностных водотоков — загрязнённые.

В научном и хозяйственном обороте для успокоения чиновничьей совести и населения применяется, помимо термина «условно чистьте», несколько градаций степени загрязненности:

Степень порчи рек и озёр такова, что для разбавления поступающих в них только лишь канализационных стоков до норматива безопасности уже не хватает объёма всего годового речного стока.

К официальным источникам загрязнений следует добавить так называемые неорганизованные, которые дают объёмы сбросов вполне сопоставимые с «легитимными» источниками, а в некоторых местах превышают их. Понятно, что неорганизованные источники загрязнений нигде не учитываются, никем не контролируются и по официальной статистике не проходят. В связи с отсутствием сколько-нибудь полной и достоверной информации о количестве и качественных характеристиках нелегальных загрязнений, борьба с ними затруднительна.

По словам академика В. Носенко, практически все поверхностные воды в стране, которые служат для забора питьевой воды, квалифицируются как загрязнённые, например: Дон, Кубань, Обь, Лена, Печора и другие, либо как очень загрязнённые: Волга, Ока, Кама, Томь, Иртыш, Тобол, Миасс, Тура, Исеть, Урал.

Только один (!) процент воды из поверхностных источников на территории Российской Федерации соответствует требованиям, предъявляемым к исходной воде для питьевых водозаборов.

Реки и озёра в Европе и Америке зачастую столь же сильно загрязнены, что и в России. Более того, надежды на их естественную очистку и восстановление полноценных стоков просто уже нет, поскольку там не сохранилось исконных природных ландшафтов.

Водорегулирование, превращение рек в каналы, строительство плотин и водохранилищ, травля последствиями «Великой химической революции», привели к утрате некоторой части американскими, особенно, европейскими поверхностны ми водами способности к самоочищению, а также к потере рыбных запасов.

В Европе осуществляется ряд проектов по восстановлению былой природной среды, но надо понимать, что даже после того, как сделано всё, что запланировано, речные бассейны остаются искусственно поддерживаемыми системами, а не естественно функционирующими биоценозами.

Вполне вероятно, что полноценного восстановления никогда не произойдёт, поскольку утрачено то, о чём мы и не подозреваем. Но даже имитации природной системы в попытках добиться само поддержки, само регуляции и само достаточности — дело исключительно полезное. Например, в Северной Америке цепь Великих озёр ценой огромных затрат и усилий очистили и восстановили до состояния искусственно поддерживаемой имитации прежнего биоценоза, что несмотря на неполноценность экосистемы, благотворно повлияло на многие параметры среды прилегающих к озерам регионов.

У нас в стране тоже кое-что делается для восстановления повреждённых физических ландшафтов, например: оздоровили экологическую ситуацию в бассейне подмосковной речки Протвы, упорно продолжают заниматься Волгой, которая имеет репутацию самой грязной реки Европы. Но, к сожалению, общий баланс сдвинут не в сторону улучшения: загрязняющее антропогенное давление на поверхностные и подземные воды не уменьшается, леса вырубаются, виллы и коттеджи в санитарных водоохранных зонах воздвигаются, закон о приватизации акваторий продвигается через парламент без обеспечения механизмов действенного контроля за водопользованием и так далее.

Располагая изрядной долей мировых запасов пресной воды, наши водопроводно-канализационные предприятия при поддержке или бессилии органов санитарно-эпидемиологического надзора, экологов и других служб поят подавляющую часть населения страны «технически улучшенной» водой, которая, если говорить строго, непригодна для употребления внутрь.

Удручает и тот факт, что год от года качество водопроводной воды ухудшается относительно нормируемых показателей, несмотря на то, что нормативы время от времени ослабляются.

Во всём так называемом «цивилизованном мире» нормативы по качеству питьевой воды периодически ужесточаются, дабы обеспечить безопасность и здоровье граждан, а российская служба санитарно-эпидемиологического надзора, идя навстречу пожеланиям городских «водоканалов», а также руководствуясь, возможно, какими-то более мизантропическими соображениями, понижает требования к качеству питьевой воды.

Например, прежняя величина ПДК для хлороформа — хлорорганического химического соединения, относящегося к веществам II класса опасности и известного канцерогена, равная согласно советскому ГОСТу 0,06 миллиграммов на литр, была заменена — со ссылкой на нормы Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) — на 0,2 мг/л.

При этом не была сделана ещё одна небезынтересная ссылка на то, что ВОЗ установила данный специальный предел, который на самом деле опасен для здоровья человека, только для так называемых развивающихся стран, где низкая средняя продолжительность жизни местного населения (около 40-45 лет) определяется, прежде всего, холерой, дизентерией, тропическими лихорадками и другими массовыми быстропротекающими инфекционными заболеваниями эпидемического характера. Проблема защиты питьевой воды от канцерогенов, подтачивающих здоровье относительно медленно и сказывающихся на продолжительности жизни, там пока просто не актуальна.

Для нашей страны, где с холерой и дизентерией медицина вроде бы справилась, но уровень онкологической заболеваемости растёт, в том числе под воздействием хлороргапических соединений, концепция защиты питьевой воды должна быть нацелена на ликвидацию причин той заболеваемости, которая актуальна в наших условиях. Правда, теперь Россия почти во всех международных документах отнесена к категории именно развивающихся стран и, наверное, поэтому руками отечественных гигиенистов удостоена соответствующего ПДК.

Нормативы по ядовитым металлам, в частности свинцу и алюминию, у нас в десятки раз слабее стандартов ВОЗ, установленных для развивающихся стран.

Не является ли это симптомом того, что Россию скоро переведут из категории развивающихся стран в категорию слаборазвитых?

Хитроумные, но слабовольные медики, прикрываясь нормативами ВОЗ для стран с иным уровнем развития здравоохранения, идя на поводу и действуя заодно с «водоканалами», технологический уровень развития которых оказался не отвечающим современному уровню требований и задачам охраны здоровья российского народа, ослабили, как подсчитали эксперты-экологи, нормативы по хлорорганическим загрязнителям в среднем в три раза.

В качестве оправдания своих, безусловно, подрывных по отношению к здоровью населения деяний, они выдвигают то обстоятельство, что иначе не удаётся обеззараживать воду от патогенных микроорганизмов. Действительно, сегодня дезинфекция исходной воды осуществляется с помощью технологии, которая предусматривает двухступенчатое хлорирование и влечёт за собой в ранге побочного эффекта насыщение воды смертельно опасными хлорорганическими соединениями. Можно было бы с этим смириться, если бы такие действия диктовались безальтернативностью хлора как главного действующего лица в процессе обеззараживания.

Следуя логике и принципам ВОЗ, отечественные радетели за народное здоровье делают вид, что всё в порядке, вместо того, чтобы мобилизовать общество на решение проблемы повышения качества питьевой воды. Размышления над общей для всех бедой, несомненно, приведут в итоге к нужным результатам и не обязательно столь же дорогостоящим способам, что применяются зарубежом.

Например, в России сегодня существуют реальные возможности обеспечить людей безопасной питьевой водой с помощью методов, разработанных отечественными учёными и инженерами, которые эффективнее и дешевле популярного в промышленно развитых странах озонирования. Слова, которыми следует квалифицировать действия, а точнее — бездействие тех, кто продолжает обеспечивать население низкокачественной питьевой водой, уверяя, что она соответствует стандартам, подгоняя при этом не воду под стандарты, а стандарты под воду, каждый может подобрать сам.

Интересно, что при декларируемом суровом отношении гигиенистов к обеззараживанию воды, ради которого её отравляют хлорорганикой, некоторые опасные для здоровья человека загрязнители, в том числе патогенные микроорганизмы, пока в отечественных нормах по качеству питьевой воды вообще не значатся, а, следовательно, вода на их наличие не проверяется.

В частности, академик В. Носенко обращает внимание на отсутствие в системе показателей качества питьевой воды ооцистов криптоспоридий — патогенных микроорганизмов, вызывающих криптоспоридиоз, сходный по симптомам с острым энтеритом, которым поражена достаточно большая группа населения, в том числе: 3,6 процента в Москве, 2,7 — в Петербурге, 3,2 — в Нижнем Новгороде.

Исследования также показывают, что хлор, являющийся ключевым агентом многих весьма эффективно действующих боевых отравляющих веществ, впрыскиваемый в водопроводную воду, не уничтожает, тем не менее, спорообразующие бактерии и вирусы. Кроме того, наблюдается эффект «привыкания» патогенных микроорганизмов к хлору, что требует повышения его концентрации и применения метода ударных доз.

По оценке В. Носенко, качество водопроводной воды в стране неуклонно ухудшается и по химическим, и по биологическим составляющим примерно на 2,5-3 процента ежегодно, несмотря на усилия водопроводно-канализационных предприятий и санитарно-эпидемологических служб. Их деятельности бесспорно не хватает инициативности, настойчивости и дальновидности, но её исключительную важность нельзя отрицать, несмотря на отмеченные недостатки.

Думается, что выйти из данной ситуации с позитивными сдвигами невозможно, если взваливать всю ответственность на гигиенистов и специалистов водопроводно-канализационных служб. Тут нужны напряжённые усилия всего общества и целенаправленная деятельность федерального правительства, региональных и местных администраций, а также средств массовой информации.

Современные стандарты на питьевую воду содержат 1345 токсических химических веществ, значительная часть которых вредна даже в чрезвычайно разведенном состоянии.

Их ПДК настолько малы, что могут быть измерены не во всякой лаборатории и далеко не любым специалистом. Но даже если нормы ПДК установлены, а качество воды измеряется, то это отнюдь не означает, что вода полностью безопасна.Дело в том, что список из 1345 токсинов, отнюдь не исчерпывающий.

В опубликованных в нашей стране исследованиях говорится о более чем двух тысячах химических веществ антропогенного происхождения, обнаруженных в российских поверхностных водах. Из них более 600 являются доказанными канцерогенами или мутагенами, но при этом ни одно из них не обезвреживается на действующих водопроводных станциях.

Не лишним будет отметить, что в системе МГУП «Мосводоканал» совместно с французами десять лет назад создали сеть лабораторий для контроля качества водопроводной воды. Они гордятся тем, что отслеживают степень загрязнения в 374 точках контроля по 180 наименованиям, хотя это не более 10 процентов от общего числа загрязнителей всех видов, поддерживающихся в действующих нормах.

голограмма - смотрите описание на нашем сайте поддерживающая уборка квартиры цена - подробное описание тут автоподбор цена - все подробности у нас